Вычеркнутый из памяти «Петрушинский плацдарм»

Вычеркнутый из памяти «Петрушинский плацдарм»

Вычеркнутый из памяти «Петрушинский плацдарм»
Юрий Егоров
Юрий Егоров

Светлой памяти защитников Ленинграда посвящается

 

Вычеркнутый из памяти «Петрушинский плацдарм».

(28.09 – 6.10) 1941 г.

 

В то время, когда сражение на Невском «пятачке» набирало силу, ниже по течению Невы началась ещё одна десантная операция, которая являлась частью плана разработанного штабом Ленинградского фронта по окружению и уничтожению мгинской группировки противника. В соответствии с этим планом части 54-й и 55-й армий должны были двумя встречными ударами в общем направлении на Тосно прорвать немецкую оборону и, соединившись окружить эту группировку. После чего   приступить к ее ликвидации.

Перед 54-й армией, наступающей с востока, была поставлена задача вначале, нанести удар в направлении на станцию Мга, захватить ее, а затем развивать наступление на Тосно.

55-я армия должна была своим левым крылом, при поддержке фронтовой авиации нанести удар в направлении Ульяновка, Тосно. Предполагалось, что 86-я стрелковая дивизия, действующая на ее левом фланге, подавляя огневые средства противника, форсирует реку Тосна напротив села Ивановское   и продолжит наступление в направлении реки Мга.

На левом берегу Невы в районе деревни Петрушино планировалось создать плацдарм, наступая с которого 10-я отдельная стрелковая бригада должна была, с одной стороны овладеть рубежом реки Мга на участке Горы, Павлово, тем самым прикрыть действия 55-й армии от удара с востока и преградить возможность использования противником шоссе и железной дороги на станцию Мга, а с другой стороны ударом через Отрадное содействовать 86-й стрелковой дивизии по уничтожению противника в районе села Ивановское.

Форсирование Невы и создание плацдарма было решено осуществить силами 168-й разведывательной роты 115-й стрелковой дивизии.

Петрушинский плацдарм.png

План наступления Невской Оперативной Группы в конце сентября 1941 года

С немецкой стороны 25 сентября фронт по левому берегу Невы перешел в зону ответственности 96-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Вульфа Шеде. Эта дивизия ранее участвовала в боевых действиях под Новгородом и на Слуцко-Колпинском направлении и вот теперь она была направлена на Невский фронт. В районе Отрадного были размещены подразделения 284-го  пехотного полка.

По данным нашей разведки и сведениям выходивших из окружения красноармейцев, у немцев вдоль берега Невы на участке от микрорайона Пелла, который находился на правом берегу речки Святка, до деревни Лобаново было до двух взводов пехоты, два станковых пулемёта и миномёты. В том числе в самом дачном поселке От­радное было до взвода пехоты и один миномёт, а далее от деревни Петрушино до деревни Лобаново наблюдались только два станковых пулемёта и «отдельные караулы и патрули».

В ночь с 27 на 28 сентября из района правобережной деревни Кузьминка, что находилась рядом с железнодорожным мостом, рота разведчиков переправилась на левый берег Невы. Рано утром разведчики были обнаружены немцами, после чего   завязался бой, который продолжался до самого вечера. Противник постоянно держал переправу под артиллерийско-миномётным огнём. Поэтому помощь нашим бойцам смогла прийти только следующим утром.

В этот же день уже к вечеру командир дивизии генерал В. Ф. Коньков принял решение: сформировать из трех рот спе­циальный отряд под командованием капитана Д. И. Со­колова. Этот отряд должен был уже следующим утром форсировать Неву в районе деревни Кузьминка, атако­вать противника и выйти на рубеж: восточная окраина Отрадное, опушка леса южнее деревни Петрушино, западная окраина поселка Павлово.

Петрушинский плацдарм02.png

Организация и проведение переправы была поручена командиру 638-го полка полковнику А.Е. Калашникову и помощнику дивизионного инженера военинженеру 3-го ранга Гольдину. Переправочные средства – 12 лодок, как это не раз уже бывало, прибыли из Ленинграда с опозданием. Во время переправы десант попал под сильный артиллерийско-миномётный огонь, но, тем не менее, отряду в количестве 147 человек удалось высади­ться на левый берег Невы в районе пристани и к полудню с боем продвинутся вглубь еще на 500-800 метров. Для ликвидации десанта противник срочно стал подтя­гивать подкрепление из Отрадного и Арбузово.

На следующий день (30 сентября) в семь часов утра капитану Соколову поступило распоряжение комдива: «К исходу дня овладеть Отрадное», которое не было выполнено. Дело в том, что уже через час после начала наступления наши бойцы попали под артиллерийско-миномётный обстрел противника и были атакованы пехотинцами в незнакомой униформе - каска без козырька, брезентовый комбинезон до бёдер, высокие, закрывающие щиколотку ботинки. В результате ожесточенного боя к часу дня наши были вынуждены отступить к деревне Петрушино.

Как потом оказалось пехотинцами в необычной форме были немецкие парашютисты 7-й авиадесантной дивизии, которые еще совсем недавно в мае месяце участвовали в операции «Меркурий» по захвату острова Крит. Тогда им удалось ценой больших потерь выполнить поставленную фюрером задачу. За девять дней пока, длилась операция, погибли или пропали без вести 3250 человек, ранения получили 3400 человек. Потеряли они и своего командира, был убит командир дивизии генерал-лейтенант Вильгельм Зюссман. Гитлер, находясь под впечатлением огромных потерь, заявил: «История парашютистов окончена».

Петрушинский плацдарм_07.png

Немецкий парашютист в форме

В главной ставке фюрера было решено, что воздушно-десантные части будут распределены по разным фронтам, а парашютисты впредь будут использоваться как элитная пехота. Они образуют ударные группы, которые подадут пример другим частям вермахта. Фактически они превратятся в «пожарные команды», находя применение своим немалым талантам и способностям повсюду, где немецкому фронту будет грозить опасность прорыва.

После возвращения на свои базы и получения пополнения они готовились к выполнению новых задач, которые им предстояло решить. И вот теперь появление этой элитной части под Ленингра­дом оказалось связанным с проведением 1-й Синявинской наступательной опера­ции по прорыву блокады Ленинграда.

24 сентября 54-я армия маршала Г. И. Кулика нанес­ла мощный удар на мгинско-синявинском направле­нии. Начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер отметил это событие в своем дневнике: «День 24 сентября был для ОКВ (Верховное главнокомандование вермахта) в высшей степени критическим днем. Тому причиной явилась неудача наступления 16-й армии у Ладожского озера, где наши войска встретили серьезное контрнаступле­ние противника, в ходе которого 8-я танковая дивизия была отброшена и сужен занимаемый участок на вос­точном берегу Невы».

Гитлер, обеспокоенный положением в южном Приладожье, отдал ряд распоряжений. Одно из них касалось воздушно-десантных частей - командир 7-й авиадесантной дивизии генерал-лейтенант Эрик Петерсен получил приказ войти в состав группы армий «Север» и отправить свои подразделения под Ленинград.

Первым по воздуху из Германии через Восточную Пруссию был отправлен 2-й батальон посадочно-десантного штурмового полка (командир-генерал Ойген Майндль), вслед за ним отправился 1-й батальон 3-го парашютно-стрелкового полка (командир-полковник Рихард Гейдрих). По железной дороге перебрасывались 1 и 3-й батальоны 1-го парашютно-стрелкового полка (командир-полковник Бруно Бройер), 1-й и 2-й парашютные сапёрные батальоны; а также несколько пулемётных и артиллерийских частей. В середине октября прибыли штабные части 7-й парашютно-десантной дивизии.

Петрушинский плацдарм_08.jpg

Немецкие авиадесантники

29 сентября совершив шести часовой перелет на небольших самолётах «Юнкерс-52», принимавших на борт по 12 человек, десантники приземлились на аэродроме под Любанью, откуда на крытых грузовиках «Опель» их доставили в район Отрадного. Майор Э. Штенцлер - командир 2-го батальона штурмового полка, сразу направился на командный пункт 96-й пехотной дивизии, который размещался в поселке Горы. Там он получил приказ генерала Вульфа Шеде выбить русских из Петрушино.

Утром следующего дня батальон выдвинулся из Отрадного на окраину Петрушино и атаковал позиции занимаемые отрядом капитана Соколова. Как потом рассказывал пленный парашютист, они имели всего по 100 патронов на человека. Поэтому неудивительно, что стороны сошлись в яростной рукопашной схватке, превратившейся в беспощадную резню. Парашютисты, а это были в основном молодые немецкие парни, некоторым из них еще только недавно исполнилось двадцать лет, не выдержали и отступили на исходные позиции. Приподнятое настроение, с которым они отправлялись на Восточный фронт, сразу же улетучилось. Забегая вперед можно сказать, что шесть дней и ночей без передышки будет сражаться этот батальон. Блокировав плацдарм и не дав развиться с него наступлению он потеряет больше половины личного состава. Из 24 офицеров батальона 21 будет убит или ранен. Сам майор Штенцлер получит пулевое ранение в голову и 19 октября умрет в госпитале в Тильзите, куда его доставят в безнадежном состоянии. (О том как воевали элитные формирования немецкого вермахта, парашютно-десантные части, на Восточном фронте в том числе и у деревни Петрушино достаточно подробно рассказал на страницах своей книги «Война в белом аду» французский историк Жан Мабира (Издательство ЭКСМО, 2005г.)

Во второй половине дня (30 сентября) отряд капитана Соколова попытался прорваться к северной окраине Отрадного, но не смог преодолеть сопротивление немцев, получивших подкрепление от соседней 122-й пехотной дивизии. Своих резервов у генерала Шеде уже не было.

В этот момент, командующий Невской оперативной группой (НОГ) генерал-лейтенант П.С.Пшенников, руководивший этой операцией, принял решение начать переброску на плацдарм частей 10-й стрелковой бригады полковника В. Н. Фёдорова.

Петрушинский плацдарм_11.pngПетрушинский плацдарм_10.png

Эта бригада создавалась на базе 2-го и 24-го прожекторных полков ПВО. Она насчитывала по штатному расписанию 6652 человека и имела в своем составе четыре батальона - по 1237 че­ловек каждый, и спецподразделения: артдивизион, батальон связи, авторота и другие. К сожалению, бригада не имела боевого опыта и   вошла в состав Действующей армии только 26 сентября 1941 года. На командных должностях в бригаде находились офицеры противоздушной обороны, их замена командирами-пехотинцами началась только 30 сентября и конечно ни о какой сколоченности подразделений говорить не приходилось. Отправляя полковника В. Н. Фёдорова на Неву, командующий фронтом приказал: «...Одним батальоном, усиленным артиллерией и танками.., нанести удар вдоль берега в направлении Петрушино — Ивановское с задачей уничтожения в этом районе противника и соединения с частями 55-й армии».

Для проведения переправы под руководством подполковника С. И. Ли­совского из инженерного управления в район Островков были направлены саперы 21, 42 и частично 41-го понтонно-мостовых батальонов.

Переправа началась в ночь на 1 октября, когда первые два батальона бригады прибыли в район пере­правы. Скрытно от противника, благодаря острову, который закрывал обзор правого берега, на воду были спущены понтоны и уже в час тридцать ночи, когда противник обнаружил переправу и открыл артиллерийско-миномётный огонь, на левый берег было переправлено 240 человек. В ответ уда­рила правобережная артиллерия. 3-й батальон, штаб бри­гады и сам комбриг прибыли в Островки только под утро. С рассветом в воздухе появилась вражеская авиация. В течение всего дня она небольшими группами бомбила переправу и прилегающие окрестности в районе Островков и Петрушино. Несмотря на эти налеты немецкой авиации к по­лудню на левом берегу находилось уже 680 человек. Днем удалось переправить два из пяти танков переданных в распоряжение комбрига Федорова. Это были танки БТ-7 из 107-го отдельного танкового батальона. Остальные три машины, по приказу начальника штаба бригады под­полковника Захарова, прикрывали огнём переправу. К исходу дня левобе­режные подразделения получили ещё два танка. При поддержке танков удалось расширить размеры плацдарма по фронту от пристани до северо-восточной окраины Отрадного. Одновременно противник из районов Покровского и Ивановского срочно направил дополнительно около двух рот пехоты и при огневой поддержке трех минометных и двух артиллерийских батарей контратаковал наши части, наступление которых было остановлено к часу дня.

Петрушинский плацдарм03.png

В три часа дня генерал П. С. Пшенников, по указанию командующего фронтом генерала армии Г. К. Жукова, передал 10-ю стрелковую бригаду генералу В. Ф. Конькову и потребовал: переправить всю бригаду на левый берег, чтобы к исходу дня со­единиться с 55-й армией. Но, к сожалению ни одно из этих требований исполнено не было.

Этим же днем, (1 октября) к немецким парашютистам штурмового батальона прибыло подкрепление. Это были парашютисты 1-го батальона 3-го парашютно-стрелкового полка, которыми в отсутствие раненного командира батальона капитана барона фон дер Гейдте, командовал капитан Кнохе. Сразу же по прибытии на место капитан Вильгельм Кнохе в сопровождении командиров рот провел инспекцию позиций, расположенных на окраине Петрушино фронтом параллельно Неве. Три его стрелковые роты заняли сеть хорошо обустроенных траншей, установив крепкий фронт, опираясь на главную линию обороны с многочисленными передовыми постами.

Справа заняла позиции 1-я рота обер-лейтенанта Хепке,

слева — 3-я рота обер-лейтенанта Штрехлер-Поля,

в центре — 2-я рота лейтенанта Крюгера,

сзади — 4-я рота обер-лейтенанта Хорна с зенитками и тяжелыми минометами.

Свой командный пункт капитан Кнохе установил в траншее недалеко от первой линии, в непосредственной близости от батареи тяжелых орудий с которой тут же была установлена связь по телефонной линии. На вечер была назначена атака с целью захвата плацдарма Петрушино.

С наступлением темноты началась артиллерийская подготовка. Тяжелая немецкая артиллерия нанесла удар по правобережью. Парашютисты, поддерживаемые минометным огнем, пошли в наступление. В самом центре плацдарма догорала полностью разрушенная деревня Петрушино.

Лейтенант Крюгер атаковал в лоб 2-й ротой. В это время 1-я и 3-я роты пытались наступать с флангов, чтобы окружить плацдарм и прижать русских спиной к реке. Но защитники плацдарма отчаянно сопротивлялись и при поддержке правобережной артиллерии и танков контратаковали. Немецкие атаки раз за разом захлебывались, и опять все повторялось сначала.

Так в непрерывных атаках и контратаках прошли два дня, и парашютисты не продвинулись ни на метр. Каждый раз, пользуясь передышкой, специальные немецкие отряды будут собирать между линиями фронта трупы своих погибших, число которых будет постоянно расти.

Не смогут они справиться и с русской артиллерией, но им удается помешать снабжению через реку сражающихся на плацдарме советских частей.

Ночью (2 октября), несмотря на артиллерийско-миномётный обстрел переправы, на левый берег удастся переправить еще две роты 2-го батальона и пятый танк БТ-7. Переправился на левый берег и командир 10-й стрелковой бригады полковник В. Н. Фёдоров.

Утром бригада при поддержке танков перешла в наступление. И уже через час 1-й батальон, наступая вдоль берега Невы, ворвался в Отрадное и овладел больницей, кирпичное здание которой находилось на самом берегу. Во второй половине дня немцы, подтянув дополнительно две роты, перешли в контратаку. Немецкая авиация группами по 2-3 самолета бомбила переправу и правый берег в районе деревень Кузьминка и Островки. До конца дня противники четырежды атаковали и контратаковали друг друга. К вечеру подразделения бригады, потеряв один танк, подбитый и сгоревший у больницы были вынуждены отступить из Отрадного. К исходу дня подсчитали потери. Отряд Д. И. Соко­лова недосчитался убитыми 118 человек, ранеными -110 и 48 - пропавшими без вести. В строю оставалось 79 человек. Бригада потеряла почти 40 процентов личного состава. Среди пропавших без вести, был и комбриг.

    Петрушинский плацдарм_05.jpg

Хроники немецкой 20-й моторизованной дивизии сообщали о том, что в этот день, 2 октября: « в полосу военных дей­ствий был введен батальон 454-го полка 254-й пехотной дивизии».


На следующий день (3 октября) из штаба Ленинградского фронта в Москву было отправлено донесение.

ДОНЕСЕНИЕ
командующего войсками Ленинградского фронта Народному Комиссару Обороны СССР об обстановке
3 октября 1941 г.

1 октября в 7.00 утра нами атакован противник на участках <...> Александровка, Пушкин, Путролово, Усть-Тосно.
<...>
Левее на участке Островки, Кузьминка мы переправили 10-ю отдельную стрелковую бригаду с задачей овладеть рубежом р. Мга на участке Горы, Павлово, прикрыть действия 55-й армии от удара с востока и преградить возможность использования противником шоссе и ж. д. на Мга.
<...>

В результате действий 1 и 2 октября к исходу дня 2 октября части занимают:
<...>
86 сд, действующая на левом фланге, обеспечивала удар армии с востока. [Она] вышла к р. Тосна, подавляя огневые средства противника как на восточном, так и на западном берегу реки. Имеет задачу переправиться через р. Тосна и наступать на р. Мга.
10-я стрелковая бригада, форсировав реку Нева на участке Островки, Кузьминка, овладела стыком дорог в 2 км южнее Кузьминки, медленно продвигается в юго-восточном направлении на р. Мга, ударом одного батальона содействует 86 сд по уничтожению противника в районе Ивановское. При выполнении задачи бригада была контратакована противником. Контратака отбита.
54-я армия, закончив 1 октября перегруппировку сил, 2 октября нанесла удар в направлении на Мга, продвинувшись в течение дня на 2—3 км.

ЖУКОВ, ЖДАНОВ

ЦАМО РФ. Ф. 249. Оп. 1544. Д. 112. Л. 279—281. 

Петрушинский плацдарм06.png

Немецкие позиции в районе Кузьминского железнодорожного моста

Пытаясь расширить плацдарм, ночью 3 октября бригада одним батальоном снова атаковала северо-восточную окраину Отрадного и двумя батальонами без видимого результата пыталась наступать в направлении поселка Павлово.

Одновременно, пока позволял противник, работала переправа. На плацдарм был переправлен окончательно весь 3-й батальон. Началась переправа прибывающего 4-го батальона и некоторых спецподразделений.

В два часа дня немцы, подтянув свои резервы, при поддержке авиации, дивизионной артиллерии и трех минометных батарей атаковали плацдарм по всему фронту.

Артиллерийская поддержка со стороны эсминца «Стройный», научно-испытательного морского артполигона в Ржевке, 130-мм железнодорожной батареи и батарей Укреплённого сектора реки Нева на время приостановила немецкое наступление.

Но в 17 часов после нанесения массированного удара немецкой бомбардировочной авиацией по плацдарму и переправе немецкое наступление было продолжено.

До полутора батальонов и восьми танкеток атаковали с северо-западной окраины Отрадного, до двух батальонов - от железнодорожной станции Пелла, до двух батальонов и четырёх танкеток - со стороны колхоза «Красная Заря», до роты и четырёх танков - с южной окраины колхоза «Еврабзем», который находился в районе железнодорожного моста. Наши батальоны стали отходить: одна часть в сторону Ивановского, другая - к Петрушино, где начальник оперативного отдела бригады майор Белобородько пытался организовать оборону. В шесть часов вечера он успел доложить по телефону полковнику Захарову, что потери достигли 82 процентов, и на этом связь с левым берегом пропала. Попытка её восстановить закончилась неудачей. Лодка, со связистами едва отчалив от берега, получила пробоину и стала тонуть, тогда связисты пересели в другую лодку, но попали под обстрел. Младший лейтенант Кустов был убит, старший лейтенант Гонгадзе - тяжело ранен в грудь, а красноармеец, сопровождавший их, получил легкое ранение.

На правом берегу, командир 115-й дивизии генерал-майор В. Ф. Коньков пытался найти способы оказать помощь сражающимся на плацдарме. В донесении в штаб НОГ он просил ускорить наступательные действия войск 55-й армии, дать авиацию и не менее 50 лодок. В свою очередь командующий НОГ генерал-лейтенант П. С. Пшенников информировал штаб фронта об острой нехватке артиллерийских снарядов и мин, необходимых для подавления огневых точек противника.

Петрушинский плацдарм_09.jpg

Фрагмент карты 1939 года. Деревня Петрушино и ее окрестности

Командующий фронтом генерал армии Г. К. Жуков решил увеличить атакующий потенциал плацдарма за счет 115-й стрелковой дивизии и   приказал П. С. Пшенникову перебросить ее в район Петрушино.

4 октября в 11 часов 30 минут директиву Главкома довели до генерала В. Ф. Конькова. Распоряжением штаба НОГ ему предписыва­лось: в течение 4 октября передать свой участок обороны на правом берегу Невы 11-й стрелковой бригаде, дивизию сосредоточить в лесу севернее деревни Кузьминка и быть в готовности форсировать Неву для наступления на Мгу и Ивановское.

Но, как оказалось это решение уже ничего не решало. Время было упущено, а события на «Петрушинском плацдарм» приближались к своей трагической развязке.

В пять часов вечера до трёх батальонов противника и около 40 танков 8-й танковой дивизии атаковали защитников «Петрушинского плацдарма», которые с боем стали отходить к песчаным карьерам на берегу Невы. Отступление прикрывал единственно оставшийся на ходу танк БТ-7. На плацдарме стала складываться критическая ситуация и уже поздним вечером, майор Белобородько вынужден был отдать приказ прорываться в южном направлении навстречу 55-й армии. Разрозненными группами бойцы пошли на прорыв.

Однако прорваться, а может быть и просочиться через немецкие позиции удалось только небольшой группе красноармейцев, в количестве не более 50-ти человек. Вместе с ними вышли из окружения комиссар 3-го батальона Малев, командир 2-го батальона, начальник штаба 1-го батальона, сам Белобородько и ещё несколько командиров.

Оставшиеся бойцы укрылись в прибрежной полосе, командование над ними принял на себя старший лейтенант Комиссаров. 5 октября он поручил сержанту Шерале Турубаеву из отряда Соколова доставить на правый берег донесение. В этом донесении шла речь о том, что сводный батальон укрылся на 600-метровой прибрежной полосе. Он насчитывает 174 человека, в том числе 16 младших и 11 средних командиров. Из ко­мандования и политработников бригады никого нет. Раненых 80 человек, но помощь им оказать некому и нечем. Из оружия остались только винтовки, которые от постоянного пребывания в песке часто отказывают. Боеприпасов нет, про­дукты кончились. Люди слабеют, начали опухать ноги. Тех, кто пытается подняться на берег или подойти к воде, уничтожают вражеские снайперы и автоматчики. Бойцы возмущаются, считая, что их по­слали на смерть. Комиссаров просил прислать за ними лодки. В противном случае, их всех просто уничтожат.

Этим же вечером в деревню Островки в сопровождении штабных офицеров прибыл генерал-лейтенант П. С. Пшенников. Для выяснения обстановки он приказал отправить на левый берег разведчи­ков.

В это самое время на левом берегу разгорелся бой, отдельные группы красноармейцев пытались вырваться из окружения, в течение 20 минут на северо-восточной окраине Отрадного и в Петрушино раздавались крики «Ура!», слышалась ружейно-пулемётная стрельба и взрывы гранат... потом всё стихло.

Поздно вечером под покровом темноты сержант Шерале Турубаев вместе с двумя бойцами на разбитой лодке отплыл с левого берега и только спустя несколько часов уже на рассвете 6 октября он смог передать донесение начальнику штаба бригады подполковнику Захарову.

Петрушинский плацдарм_01.jpg

В то же самое время на правый берег вернулся разведчик младший лейтенант Микульский. Он сообщил, что нашёл сводный батальон - 150-160 человек под берегом в песчаном карьере. Среди командиров узнал младшего лейтенанта Зайцева, Комиссарова, Сафутина, большинство же ему были не знакомы. Микульский подтвердил, что люди уже три дня без пищи, без боеприпасов. Командиры приняли решение: если ночью за ними не придут лодки, будут пробиваться на юг, к Ивановскому. Но время уже было упущено.

Ранним утром немцы начали окончательную ликвидацию «Петрушинского плацдарма». На левом берегу разыгрался последний акт кровавой драмы.

В восемь часов утра к карьеру подошли шесть или восемь немецких танков с пехотинцами и открыли огонь. Около десяти человек пытались убежать, но были убиты. Оставшиеся в карьере стали поднимать руки. Чтобы не допустить сдачу красноармейцев в плен, с правого берега артилле­рия и пулемёты ударили и по своим, и по чужим. Тем не менее, противник увёл из карьера пленными около полусотни красноармейцев и к вечеру смог зачистить весь левый берег.

«Петрушинский плацдарм» перестал существовать. В общей сложности, из 10-й стрелковой бригады на плацдарм успели пере­править около 3000 человек, на правом берегу оставалось ещё 3066. Из тех, кто был на плацдарме, вернуться на правый берег удалось немногим. По данным немецкого разведотдела 39-го моторизованного корпуса в плен было взято примерно 850 человек, остальные погибли или пропали без вести. Погиб на плацдарме и командир 10-й стрелковой бригады полковник В. Н. Фёдоров, он был убит 4 октября, об этом сообщил в своем донесении начальник оперативного отдела бригады майор Белобородько. Командир сводного отряда капитан Д. И. Соколов был среди тех, кому удалось вернуться на правый берег.

Тем временем командующий Невской Оперативной Группы приказал: «Собрать и привести в порядок... остатки бригады... Сборный пункт бригады Малое Манушкино. Всех собранных, после при­ведения в порядок, зарыть в землю и держать в боевой готовности». Спустя три недели 10-я стрелковая бригада была расформирована.

Сам же командующий НОГ генерал-лейтенант П. С. Пшенников за провал десантных операций в Шлиссельбурге и Петрушино лишился своей должности и уже вскоре 46-летний генерал командуя 3-ей армией 28 декабря 1941 года погиб в бою под Орлом.

Генерал-майор В. Ф. Коньков приказом № 0395 от 6 октября 1941 года был назначен Г. К. Жуковым командующим Невской Оперативной Группой.

В свою очередь Георгий Константинович по приказу Ставки 7 октября убыл в Москву, а 10 октября был назначен командующим Западным фронтом.

 

Юрий Егоров

г. Отрадное

Очерк опубликован в газете PRO-Отрадное № 46-49 за 2016 г.

Поделиться ссылкой: