День 30 августа 1941 года в историческом календаре Отрадного

День 30 августа 1941 года в историческом календаре Отрадного

День 30 августа 1941 года в историческом календаре Отрадного
Источник фото: Б. Иринчеев, Д. Жуков. На Ленинград: наступление группы армий "Север" 1941 года. - СПб: Аврора-Дизайн, 2011. Фото № 55.
Юрий Егоров
Юрий Егоров

В июне этого года страна отметила очередную годовщину одного из самых трагических событий в истории нашего государства. Восемьдесят лет тому назад 22 июня 1941 года войска фашисткой Германии и ее европейских союзников вероломно вторглись на территорию Советского Союза. Началась война, принесшая неисчислимые жертвы и страдания нашему народу. Нанеся поражение войскам Красной армии в приграничных сражениях, вражеские войска устремились вглубь страны и уже на семидесятый день, после начала, война пришла на территорию современного Отрадного.

Казалось раннее субботнее утро 30-го августа, ничем не предвещало скорую беду. Все как обычно шло своим чередом. На первых паровичках многие матери из дачного поселка Отрадное (отцы уже служили в армии), оставив своих детей на попечение бабушек отправились на работу в Ленинград. Уже начался рабочий день на заводах Автоприцепов в Пелле и Шпалопропиточном в Ивановском. Только необычная тишина и безлюдье царили в животноводческих помещениях колхоза «Прогресс», председатель которого Филиппов заблаговременно, как только ему известным чудесным способом, сумел благополучно эвакуировать колхозное стадо в Ярославскую область. Но военное напряжение все же витало в воздухе. Уже несколько дней железнодорожная станция Мга подвергалась жесточайшей бомбардировке, и раскаты от разрывов авиабомб стали доносится уже до Отрадного и Пеллы.

Вообще немецкая авиация последнее время стала чаще обращать особое внимание на железную дорогу, по которой на восток шли сплошным потоком эшелоны с оборудованием эвакуированных ленинградских предприятий. В то же самое время, в обратном направлении ежедневно увеличивался поток беженцев следовавших в Ленинград. В этом потоке все чаще стали встречаться, военные, выходившие из окружения или отставшие от своих частей. Можно было заметить среди них и раненых. На Неве недалеко от порогов вниз по реке в районе поселка Овцино встал на огневую позицию эсминец «Стройный».

И вот то, что должно было случиться – случилось и как всегда неожиданно. О том, каким этот день остался в исторической памяти позднее делились своими воспоминаниями местные жители непосредственные очевидцы случившегося.

02.png

Вспоминает Алексей Федорович Морозов, которого война застала пятнадцатилетним пареньком: «Немцы появились неожи­данно 30 августа примерно в 10—12 часов утра. На мотоциклах они примчались со стороны Никольского. На станции Ивановская они обратили внимание на стоящий у платформы поезд и скопившихся около него людей, откуда вы?» — «С дач в От­радном». — «Куда направляетесь?» — «В Ленинград». —«Поезд туда не пойдет. Отправляйтесь обратно в От­радное. Мы сейчас там будем».

Этот пригородный поезд прибыл из Ленинграда где-то за 15-20 минут до появления немцев и сразу же подвергся нападению немецкого самолета. Машинист с кочегаром выско­чили из паровоза и бросились бежать к лесу. За несколько заходов на бреющем полете, самолет на глазах у столпившихся на станции пассажиров «срезал» обоих из пулемета. Вести поезд на Ленинград оказалось некому.

Приход немцев застал врасплох завод Автоприцепов. Когда немцы заскочили на территорию предприятия, производство работало. Люди не успели даже воспользо­ваться лодками ОСВОДа, которых полно было на берегу, чтобы удрать на правый берег Невы. Удалось это сделать лишь директору с некоторыми сотрудниками заводоуправ­ления. Кассир завода был убит. Трагедия произошла на подъеме дороги от реки Святки в сторону Ленинграда. Я видел на обочине дороги в канаве брошенный автопри­цеп. Невдалеке от него нахо­дилось распростертое тело кассира, рядом с ним валялся портфель с рассыпанными деньгами и документами. Ве­тер носил их по дороге.

Страшно было первый раз увидеть немцев — сковало все тело. Когда пересилил себя, понял, что они не обращают на нас никакого внимания. Немцы занимались мародерством, вскрывали магазины и грузили на багажники мотоциклов тюки с материей. Что осталось в магазинах после немцев уже растаскивали местные жители. Мужчины выкиды­вали на улицу фанерные ящики и разбивали их. Жен­щины подбирали спички, па­пиросы. В пивных ларьках не было продавцов. Мужчины сами себе наливали пиво, во­дку, галдели. Тут же валялись пьяные.

Немецкие машины появи­лись позднее мотоциклов. Немцы сделали проломы в заборе «дачи Кирова», устано­вили небольшие пушки. Но выстрелов с противополож­ного берега Невы не было. Они послышались только во второй половине следующего дня. Почему тогда немцы не форсировали Неву, для меня было непонятно, лодок на берегу было полно.

01_nazi.png

Юрию Ивановичу Бурушкову тогда было тоже 15 лет. Их дом стоял в Ивановском на самом мысу по адресу ул. Водников 102. Уже после войны на страницах газеты «Ладога» он не раз делился с читателями своими воспоминаниями о появлении немцев в Ивановском и жизни в оккупации.

«Отца в первые дни войны взяли на фронт, мы, пятеро братьев, остались с мамой и дедом. В тот день, когда в Ивановском появились немцы их мотоциклисты по мосту через Тосну, который никем не охранялся, переправились на левый берег реки и направились в сторону поселка «Саперный». Потом появились артиллеристы, они выкатили на берег Невы пушку. В это время на реке показался буксир, который тащил баржу полную народа. Немцы на моих глазах прямой наводкой потопили эту баржу. Затем, примерно в полдень, из-за мыса вышел пассажирский пароход «Республика», он тоже был обстрелян, снаряд угодил в борт, но капитан сумел развернуть пароход и укрыться за мысом. За всем этим я наблюдал из окопа, который был вырыт на высоком невском берегу. Затем все стихло. Помню очень проголодался и пошел в магазин «водников», так мы называли лучший магазин в Ивановском. В этот день в его помещениях хозяйничали немцы. Они загружали в грузовик водку, пиво, колбасу, консервы и другие продукты. Я и близко не смог подойти к этому магазину. Когда немцы уехали, там уже ничего не осталось. Тогда я пошел на пивоваренный завод, вернее его филиал, который находился на правом берегу реки Тосны, где сейчас Судоремонтные мастерские. В подвалах были открыты все краны огромных чанов, квас и пиво утекали в канализацию. Там я нашел солод и принес его домой. Из него мы варили что-то вроде каши…»

Картину трагедии разыгравшейся в этот день на Неве дополнили воспоминания мастера обстановки района Ивановские пороги Леонида Петровича Степанова: «30 августа 1941г в Ивановское вошли немцы, и вдруг сверху по Неве мчатся два наших катера - морских охотника. Когда они были напротив устья реки Тосно, немцы по ним открыли огонь Один затонул быстро. Второго понесло течением вниз. Он затонул ниже. Снизу им на встречу шел бронекатер. Он тоже был потоплен».

03.jpg

В Хронике истории немецкой 20-й моторизованной дивизии день 30 августа 1941 года оказался памятен тем, что «90-й пехотный полк достиг большого успеха при прорыве к Неве. Его 3-й батальон рано утром начал движение вдоль правого берега реки Тосно к ее устью. Сопротивление русских при этом было на удивление незначительным. В 11 часов батальон занял село Ивановское». Таким образом, он оказался первым из подразделений группы армий «Север» сумевших достичь левого берега Невы.

Разведывательный дозор, убедившись, в отсутствии советских воинских частей в селе, через неохраняемой мост, по дороге вдоль берега Невы направился в сторону Ленинграда. Обнаружив в районе поселка «Саперный» танки противника, дозор вернулся в село Ивановское. Подошедшие пехотные подразделения заняли позиции в Ивановском и на левом (западном) берегу реки Тосно, создав там плацдарм в районе деревень Усть-Тосно и Новой. «Из 88-мм зенитных орудий были потоплены на Неве: две канонерских лодки, один торпедный катер, один малый пароход и один большой пароход». После полудня 5-я рота 90-го пехотного полка начала выдвижение из села Ивановское на Горы и «в 22 часа она соединилась с усиленным разведывательным дозором 20-го разведывательного батальона, который вышел туда из Лезье, 2-й батальон 90-го пехотного полка выдвинулся в направлении Лобаново и к 17.50 достиг Петрушино».

Вечером этого дня историограф штаба группы армий «Север» Хейнемайер со слов командующего этой группы армий генерал-фельдмаршала Риттер фон Лееба сделал в рабочей тетради очередную запись следующего содержания: «Суббота, 30 августа 1941 г.«20-я моторизованная дивизия вышла к Неве в районе Ивановского. Тем самым пресечена возможность ухода военно-морского флота русских из Ленинграда в Архангельск через Ладожское озеро. Одновременно осуществлен выход у станции Мга к третьей, единственно свободной, железнодорожной линии, ведущей в Ленинград с юго-востока. Таким образом, Ленинград оказался реально окруженным».

То есть, по мнению самого фон Лееба датой начала отсчета блокады Ленинграда следует считать 30 августа. И с этим трудно не согласиться.

Для советского командования выход немцев к Неве оказался настолько неожиданным, что оно поначалу отказывалось этому даже верить. Ведь еще утром штаб фронта, располагая свежими оперативными данными, считал своей главной заботой на этом участке фронта лишь неблагоприятную обстановку в районе железнодорожной станции Мга. Для ее исправления было решено перебросить туда 1-ю дивизию войск НКВД с задачей: «...отбросить противника от Мги…».

Уже поздно вечером в полной темноте через Неву по железнодорож­ному мосту у деревни Кузьминка про­шли первые четыре эшелона этой дивизии. В лесу южнее Павлова началась их разгрузка. Управи­лись к рассвету 31 августа. На подходе были еще два состава. В Васкелово под погрузкой стоял седьмой эше­лон. Батальон 3-го полка взял под охрану железнодо­рожный мост…

Вряд ли кто тогда мог предположить, что территория современного Отрадного станет на долгое время местом кровопролитных боев в битве за Ленинград. Пройдут без малого 877 дней и ночей, прежде чем враг будет вынужден покинуть наш невский берег.

Юрий Егоров

г. Отрадное

Очерк опубликован в газете PRO-Отрадное №33 (707) 26 август 2021 г.

Поделиться ссылкой: