Как «отец» Швейка перепутал крепости

Для всех, кто знаком с именем и литературным творчеством Ярослава Гашека он, прежде всего был и остается автором «Похождения бравого солдата Швейка» — произведения, вошедшего в золотой фонд мировой литературы.

Мы говорим: «Гашек» и сразу вспоминаем цитаты из книги о бравом солдате, успевшие стать крылатыми. В нашем мире, с его изменившемся восприятием и темпом жизни эта книга остается одной из немногих которые продолжают волновать читателей разных профессий и поколений.

Но, что еще знает читатель об «отце» Швейка? За долгие годы факты биографии писателя перемешались с изрядным количеством легенд, слухов и анекдотов. Нужно отметить, что огромная часть мифов о Ярославе Гашеке появилась еще при его жизни и поговаривают что многие небылицы принадлежали авторству самого писателя.

Однако сохранилось большое количество документальной информации, которая помогла исследователям биографии Гашека составить довольно достоверное и подробное описание его жизни. Естественно, российских биографов интересовали детали, связанные с пребыванием чешского писателя в нашей стране.

Ярослав Гашек в рядах Красной Армии

Приключения и подвиги Гашека-коммуниста, сражающегося в рядах Красной Армии, его работа в качестве большевистского агитатора, обширная география его деятельности дали благодатную пищу для исторических исследований, а фельетоны, написанные им в 1918-1920 годы да сих пор дарят литературоведам, историкам и читателям живой взгляд очевидца на события тех лет.

Каждый эпизод из жизни чешского писателя мог бы и сегодня стать сюжетом для увлекательного приключенческого романа. Однако, мы обратимся к странице, которая непосредственно касается нашего региона.

После окончания Гражданской войны, в которой Гашек принимал самое активное участие на стороне Красной Армии, он поселился в Иркутске и уже успел приобрести дом, но в ноябре 1920 года в Чехословакии разразился политический кризис и началась всеобщая забастовка. Тогда чешские коммунисты в России получили распоряжение: отправляться на родину и поддержать местное коммунистическое движение, а также принять участие в подготовке мировой пролетарской революции.

Гашек следует приказу. Вместе с женой он едет в Москву, откуда 26 ноября 1920 года выезжает в Прагу. Писатель путешествует под именем немецкого подданного Штайдла. Эта предосторожность — не лишняя. Эшелон набитый до отказа подданными Германии, Австрии и Венгрии должен доставить его в Эстонию, власти которой не преминули бы свести с счеты с Гашеком. Претензии у буржуазных эстонских властей к писателю были: в Омске он вел успешную пропагандистскую работу среди эстонцев, а также помог эстонским коммунистам наладить выпуск газеты на их родном языке.

Путь его лежал через Нарву в Таллинн, в порту которого ему предстояло сесть на пароход «Кипрос».

«Нарвскому» этапу своего путешествия Гашек посвятит очерк «И отряхнул прах от ног своих…», опубликованный в январе 1921 года в пражской вечерней газете. это произведение издавалось и под названием «Возвращение». Написано оно с характерным для автора юмором и в нем точно подмечены детали жизни и быта людей, возвращающихся на родину, в послевоенную Европу. Описывает Гашек город Нарву, особое внимание уделяя Нарвскому замку с расположенным в нем карантинным лагерем для возвращенцев, в котором он сам провел 4 дня. Карантинный лагерь того времени служил не только барьером для инфекций, которые возвращающиеся европейцы, могли привести на Запад, но и проверочным пунктом на наличие у возвращенцев пристрастия к идеям большевиков.

Итак, маршрут Москва — Нарва —Таллинн. Ге же в нем место для упоминания писателем нашего региона?

Вот уже много лет исследователи творчества Гашека «ломают копья» в отношении одного из мест о котором идет речь в очерке — Нарвского замка. Множество работ были посвящены нахождению Гашека в Нарве, однако согласно исследованиям историков и краеведов, описанное в очерке не могло происходить на территории замка в Нарве. Зато Ивангородская крепость — наиболее вероятное место действия.

С этой точки зрения наиболее интересна работа «Иду за Гашеком» изданная в 1963 году. Ее автор писатель, журналист и военный корреспондент Александр Михайлович Дунаевский повторяет все этапы маршрута Гашека, выясняя все исторические подробности и детали, связанные с этим путешествием.

Чтобы разобраться с двумя крепостями, обратимся к его исследованию и мы. В одной из его частей автор совместно с директором краеведческого музея в Нарве находит те реально существующие в одной из крепостей места, описанные в очерке Гашеком.

Свет пролила цитата: «…Они ухитрились также приспособить башни крепости под различные склады. Не дай бог, если сюда заглянет ревизия!» Журналист и его собеседник устанавливают, что в Нарвском замке была только одна башня — башня Германа, да и та была разрушена немцами в первую мировую. Гашек же пишет не просто о башнях, а о башнях во множественном числе, что справедливо для Ивангородской крепости с ее Набатной, Широкой, Отводной, Провиантской, Длинношеей, Колодезной и Пороховой башнями.

Гашек пишет: «В шесть часов вечера нас наконец выстраивают в ряды по шесть человек, окружают эстонскими солдатами и выводят через ворота крепости в сад у моста, где нас опять считают». Здесь собеседники выясняют, что в Нарвском замке сада не было, зато у моста Ивангородской крепости стоят многолетние деревья.

В очерке говорится: «Нас гонят через мост и еще два километра через город, в котором гражданская война оставила заметные следы». От Ивангорода до станции Нарва как раз около двух километров. Кроме того, чтобы попасть из Нарвского замка на вокзал незачем было пересекать мост, так как замок и вокзал построены на одном берегу, а вот Ивангородская крепость — находится на противоположном.

Общий вид карантинного лагеря международного комитета  Красного Креста в в Ивангороде. 1920 г.
Общий вид карантинного лагеря международного комитета Красного Креста в в Ивангороде. 1920 г.

Из бесед с жителями Нарвы, находившимися в городе в дни, описанные в очерке Гашека, Дунаевский узнает, что карантинный лагерь размещался в те далекие годы именно в Ивангородской крепости.

Один из его собеседников рассказывает, что в замке тогда размещался нарвский гарнизон, эстонская контрразведка, а за стенами крепости расстреливали красноармейцев. Военные власти не могли бы держать своих солдат с возвращенцами из России, и поэтому все иностранцы находились в Ивангороде.

Добавим, что все прочие исторические свидетельства, в том числе и фотодокументы и записи очевидцев подтверждают нахождение лагеря именно на территории Ивангородской крепости.

Западные ворота Ивангорода. 1920 г.

«На воротах карантина в старой крепости одни венгерские и немецкие надписи» — пишет Гашек.

Действительно на фотографии лагеря в Ивангородской крепости сделанного в те годы видна надпись на немецком (правда, без венгерского варианта).

Писатель также упоминает членов американской Ассоциации молодых христиан. Да, на территории Ивангородской крепости существовал пункт американской волонтёрской организации «Young Men’s Christian Association» («Христианский союз молодых людей»). Фотографии пункта общества, украшенного его эмблемой, тоже сохранилась. По словам очевидцев, денежная спекуляция, упомянутая в очерке, которую осуществляли представители благотворительных организаций в лагере Ивангородской крепости тоже имела место.

Карантинный лагерь в Ивангороде. Нарва. 1920 г.
Карантинный лагерь в Ивангороде. Нарва. 1920 г.

Почему же автор «перепутал» две крепости, расположенные на разных берегах Нарвы? Может быть он счел не столь значимым факт, в котором из замков происходило действие его очерка. Но скорее всего, ответ мы найдем, заглянув в историю Ивангорода того исторического периода, когда в нем оказался Гашек.

В 1919 году Ивангород и его окрестности были присоединены к территории Эстонии, что было отражено в «Декларации Эстонского Учредительного собрания о государственной самостоятельности и независимости Эстонии», а в 1920 году в соответствии с условиями мирного договора, заключённого между Советской Россией и Эстонией, Ивангород как часть Нарвы остался в составе Эстонии. В 1920 году Ивангород именовался Ивановской стороной города Нарвы.

Таким образом, исходя из реалий того времени Гашек действительно провел 4 дня в крепости города Нарвы, только в его Ивановской стороне.

Думаем, что всем ценителям творчества Ярослава Гашека будет интересно «пройти следом» за ним, как это некогда сделал А. М. Дунаевский и посетить Иваногородскую крепость, чтобы взглянуть еще раз на ее историю через призму замечательного очерка великого чешского писателя.

Поделиться ссылкой:

Scroll to top